Альтернативное настоящее. Множественный фокус 4 страница

Биологически должно быть легко понять, что физически вы – часть земли и всего сущего на ней. Вы состоите из тех же веществ, дышите тем же воздухом. Вы не можете задержать в себе воздух и сказать: „Это – я, заполненный этим воздухом. Я не выпущу его“, – в этом случае вы быстро поймете, что не так уж независимы.

Вы биологически и химически связаны с землей, которую знаете. Но поскольку она естественно и самопроизвольно формируется из проецируемой вами энергии, поскольку вы даже с временами года взаимодействуете энергетически, „я“ необходимо рассматривать в более широком контексте. Это позволит вам разделять жизненный опыт других форм, следовать структурам энергии и эмоций, которые вы едва себе представляете, и ощущать сознание мира, в котором вы играете свою, независимую роль.

Можете сделать перерыв.

(21:54. Я сказал Джейн, что она передала замечательный ответ на мой вопрос, в довольно быстром темпе. Сеанс возобновлен в 22:04.)

С этим вопросом все, так что давай дальше.

(„Номер двадцать восемь. Рисовал ли я портреты Говорящих?“)

Да. Один из них – та картина, которую купили Карл и Сью Уоткинс (мы в шутку называли ее Моисеем) ; еще один – мой портрет (пауза) ; и еще один незаконченный портрет женщины – о котором недавно спрашивал Декан (прозвище, которое Сет дал Тому М., одному из участников класса по экстрасенсорике). И твой синий человек. (Пауза.) Это ответ.

(В семнадцатой главе Сет говорил, что и я, и Джейн были Говорящими. Поскольку автопортретов я не рисовал, то в любом случае не попал бы в список, но Сет забыл упомянуть портрет Джейн. Я не заметил этого тогда, поэтому не спросил…

Когда Сет говорит, что я нарисовал портрет Говорящего, я считаю, что это означает, что я настроился на одну личность из многих, составляющих сущность того Говорящего.

После того, как начались сеансы, я начал делать серию портретов людей, которых не „знаю“ сознательно. Сначала я плохо представлял себе возможные источники вдохновения, я просто воплощал свое желание нарисовать их. Идеи портретов „приходят“ ко мне произвольно, когда мои мысли заняты чем-то другим. Я всегда удивляюсь. Иногда я просто вижу образ, четкий и в полном цвете. Это видение либо законченной картины, либо человека, которого надо нарисовать. В нескольких случаях я знал, что объект мертв. Очевидно, что некоторые из изображенных – Говорящие, но я ни в одном случае не осознавал, что работаю с такой личностью.

Синего человека, о котором говорит Сет, я закончил недавно. Я нарисовал мужчину в современном костюме, но на самом деле, по словам Сета, объект – женщина-ясновидящая, которая жила в Константинополе в XIV веке. Бессознательные искажения моего восприятия дали мужскую фигуру. Сет назвал ее Иандолина. Картина написана маслом, хорошо получилась и выполнена в синих и зеленых тонах.

О таких источниках вдохновения я раньше не подозревал. Сейчас я уверен, что они всегда присутствуют на бессознательном уровне, но чтобы максимально раскрыть потенциал творческого действия, мне хотелось бы видеть, как другие учатся вызывать такие видения и восприятие намеренно и осознанно. Мне кажется, что у этого много преимуществ. Здесь можно многому научиться.

„Хочешь заняться сейчас вопросом про свитки Мертвого моря и Яхошуа?“ Это относилось к письму, которое Джейн получила 12 апреля. Оно касается информации о третьем Христе в „Материалах Сета“.)

Оставим это для главы о религии. Как и другие связанные с этим вопросы.

(„Номер пятьдесят два. На сеансе № 429 от 14 августа 1968 года ты сказал, что минуты и часы обладают собственным сознанием, но не пояснял это“.

Улыбка.) И теперь ты хочешь, чтобы я пояснил.

(„Не знаю. Может быть, этот вопрос слишком сложен, чтобы ответить быстро“.)

Минутку. (Пауза.) То, что вы воспринимаете из времени, – это часть других событий, которые проникают в вашу систему, часто понимаются как движение в пространстве или как то, что разделяет события, – если и не в пространстве, то способом, который невозможно объяснить, не используя вашу концепцию времени.

События разделяет не время, а ваше восприятие. Вы воспринимаете события „по одному за раз“. Время, как вы его видите, на самом деле нематериальная организация опыта. То, что кажется началом и концом события; рождением и смертью – просто другие измерения опыта, такие же, как, например, высота, ширина и вес. Хотя вам кажется, что вы движетесь к концу, но на самом деле конец – часть конкретного опыта, или, если хотите, человеко-события.

(22:26.) Следовательно, мы говорим о многомерной реальности. Цельное „я“, сущность, душа не может полностью материализоваться в трехмерной форме. Ее часть может быть спроецирована в это измерение, протянуться на много лет в будущее, занимать определенное количество пространства и т. п.

Сущность видит событие целиком, все человеко-событие с элементом времени, или в вашем понимании – возраста, как еще одну характеристику измерения. Человеко-событие, однако, не прерывается. Его бо́льшая реальность просто не может проявиться в трехмерности. Она состоит из атомов и молекул, которые вы не воспринимаете, как над, так и под физическим диапазоном интенсивности – и все они обладают собственным сознанием.

В глобальном понимании секунды и мгновения тоже не существуют, но реальность, стоящая за временем, или за тем, что вы воспринимаете как время, события „вне времени“ состоят из частиц, которые тоже обладают своим типом сознания. Они образуют то, что вам кажется временем, – как атомы и молекулы образуют то, что вам кажется пространством. (Пауза.)

Эти частицы движутся со скоростью, превышающей скорость света, они великолепные источники энергии, проникающей и сталкивающейся с материей, даже не материализуясь. В других системах они понимаются иначе. Это все. (Улыбка.)

(22:35. С книгой все. Это был перерыв, после которого Сет продиктовал несколько страниц, касающихся других вопросов. Сеанс завершен в 23:10.)

Сеанс № 583

21 апреля 1971 года, среда, 21:30

(Вчера вечером, во вторник, я ушел спать, пока Джейн в гостиной проводила занятие по экстрасенсорике. Было около 23:30. Перед сном я сделал себе внушение, что с утра вспомню сны и запишу их. Как ни странно, „астральную проекцию“ я не упоминал.

Я спал довольно беспокойно, несколько раз просыпался, пока занятие еще шло. Потом я сквозь сон слышал шум машин учеников, которые после занятия разъезжались со стоянки у дома. Тогда я уснул. Потом Джейн сказала, что она пришла в спальню в 00:45.

Следующее, что я помню, – я висел в воздухе в нашей темной ванной. Я был без тела, но меня это не беспокоило.

Ванная находится в центре нашей квартиры. С одной стороны от нее гостиная, с другой – спальня и моя студия. Чтобы наш кот Вилли по ночам не приходил в кровать, мы оставляем его в гостиной и закрываем дверь в ванну с той стороны. Сейчас я висел перед этой дверью и не мог пройти через нее.

Я не боялся. У меня работало астральное зрение. Через узкое окно справа от меня лился слабый свет. Закрытая дверь была в тени, но я знал, что нахожусь перед ней. Хотя мое спящее тело лежало рядом с Джейн, в спальне „позади“ меня, меня это не беспокоило. Я сначала не понял, что занимаюсь проекцией, – например, мне не хватало осознания, чтобы приказать себе пройти сквозь дверь в гостиную. Но постепенно я понял, что вышел из тела и нахожусь в приятном состоянии легкости. Я не помню, чтобы сознательно покидал свое тело и перемещался в ванную.

Это был первый раз, когда в своих – достаточно редких – экспериментах с проекцией я не испытывал страха. Я думаю, что меня сдерживали сознательные представления о том, что сквозь двери проходить нельзя. Встретившись с препятствием в виде закрытой двери, я скоро снова заснул. Когда я снова пришел в себя – видимо, через несколько секунд, – то находился над своим лежащим в кровати физическим телом.

Я спал на спине, руки лежали по бокам. Мое астральное тело находилось примерно в таком же положении примерно в двадцати сантиметрах выше. Мое состояние было на редкость стабильным и приятным: я чувствовал, что бодрствую, осознавал, что происходит, чувствовал себя свободным и легким. Я слышал свой храп, не особенно об этом задумываясь – пока. Я знал, что не сплю. Я даже помнил, что несколько раз читал о том, что во время проекции человек осознает разницу между этим состоянием и сном. Это я теперь мог подтвердить сам. Я был доволен.

В этот раз у меня было другое видение. Каким-то образом я особенно отчетливо ощущал свои ноги, висящие над физическими. Мне нравилось двигать ими, качать ими вверх и вниз, наслаждаясь ощущением свободы и легкости в них. Я знал, что мои физические ноги не могут двигаться так свободно, хотя они в хорошей форме. Мои астральные ноги ощущались гуттаперчевыми – настолько они были подвижными и гибкими. При этом каким-то образом я из своего положения мог видеть, что они очень светлые и прозрачные от коленей вниз!

Поскольку состояние проекции оказалось таким стабильным, я начал думать, что это открывает передо мной замечательные возможности. Я все еще не чувствовал страха, только уверенность. Я решил, что это – замечательная возможность что-нибудь сделать. Настало время для чудесных приключений. Я сказал себе, что готов к чему угодно – путешествию в другую реальность, рывку через дверь в гостиную, прогулке по улице перед домом…

Все это время Джейн лежала рядом. Потом она сказала, что, когда она пришла в спальню, я громко храпел. Сейчас фокус моего внимания начал смещаться: я в первый раз как следует услышал себя. Я был удивлен, насколько громкие звуки исходили от моей физической головы. Я не мог бы воспроизвести их во время бодрствования.

Я безуспешно сделал несколько сознательных и намеренных попыток „отправиться“ куда-нибудь от тела. Эти попытки не повлияли на состояние проекции, я просто оставался на месте. Потом мне пришла в голову мысль: я использую свой храп как стимул отправиться в другие измерения, оставив свое тело позади на кровати.

Я намеренно стал храпеть еще громче, насколько это было возможно. Я пытался накопить мощный звуковой импульс, который можно было бы использовать как трамплин, хотя и не знал, как это может подействовать. Самое странное, что мне нравилось просто лежать над своим физическим телом и вызывать из него звук. Это говорит о двойственном сознании, поскольку я осознавал оба тела.

Или мой храп действительно стал громче, или это был эффект фокусировки на нем. Но моя идея не сработала. Я не знаю, получилось бы у меня что-нибудь в итоге, потому что в этот момент Джейн сказала мне: „Дорогой, ты храпишь, повернись“, как это обычно бывает, когда она устает меня слушать. Я ясно ее услышал. Я тут же перестал храпеть, но не пошевелился. Я не помню, как входил в физическое тело. Наконец я разбудил Джейн и рассказал ей, что произошло. Ей показалось, что я все еще говорю, как в трансе.

Мне казалось, что у меня снова может получиться проекция, поэтому продолжал попытки, пока Джейн спокойно лежала рядом со мной. У меня ничего не получилось, хотя приятные ощущения, испытываемые мной на протяжении всего случившегося, определенно сохранились. Проекция, пусть и незначительная, казалась мне такой легкой и естественной, что мне было удивительно, что она не случается постоянно. Я все время сознавал, что возможно намного больше, чем удалось мне, – что за пределами моих текущих способностей открываются чудесные возможности, если бы мне только удалось сломать этот… барьер. Я не испытывал беспокойства, не видел и не чувствовал „астральную серебряную нить“. В конце концов я уснул.

Этот случай вызвал у меня несколько вопросов, которые я добавил в список для двадцатой главы. 1. Моя проекция оказалась настолько приятной, а самое главное – обладала таким потенциалом, что интересно, почему люди Запада так мало знают об этих способностях. 2. Почему мы их не развиваем и не используем? Я надеялся, что сегодня Сет расскажет об этом».)

Итак, добрый вечер.

(«Добрый вечер, Сет».)

Поздравляю.

(«Спасибо».)

Это для тебя: ты провел эксперимент именно в этот момент, припрятав козырной туз, так сказать, на случай, если испугаешься. Ты знал, что скоро придет Рубурт. Однако ты был готов повторить и выбрал медленный и простой способ и приятную обстановку, чтобы упростить для себя происходящее и привыкнуть к ощущению, прежде чем отправляться в какие-то приключения.

(«Это еще до того, как пришла Джейн?»)

Нет. Попытки ты начал раньше, но у тебя не получалось, пока не пришел Рубурт. Чувство времени вне тела может сильно отличаться от чувства тела. Ты знал, что один успешный эксперимент даст тебе больше свободы, поэтому выбрал для него наиболее благоприятные обстоятельства.

Ты действительно мог бы покинуть квартиру. Однако храп должен был быть сигналом для Рубурта. Ты знал, что он тебя разбудит. Это – его первоначальная мотивация. Если бы эксперимент тебе не понравился, он был бы прерван. Однако тебе понравилось, и ты решил использовать шум как импульс, но Рубурт отреагировал на храп как обычно.

Сейчас ты скорее всего будешь запоминать подобные эксперименты.

(Я печатаю этот сеанс по своим записям в воскресенье, 25 апреля. С 21 апреля я ждал еще одной проекции, но тщетно. В другой раз у меня было ощущение легкого выхода из тела, которое следовало за телом почти две недели, ряд незаконченных проекций или сновидений, содержащих искаженные элементы этого явления. Странная аналогия – толчки после основного землетрясения…)

Теперь ответ на вопросы. Люди Запада предпочитают фокусировать энергию вовне и по большей части игнорируют свои внутренние реальности. Социальные, культурные и даже религиозные аспекты с самого детства автоматически блокируют подобный опыт. В вашем обществе с проекциями не связаны социальные преимущества, зато существует много запретов.

(21:40.) Конечно, это выбор тех, кто живет в рамках цивилизации. Равновесие существует еще до того, как будут достигнуты умеренность и понимание. Некоторые личности предпочитают рождаться в обществах, ориентированных вовне, как компенсация жизней, которые проходили в глубокой внутренней концентрации и ограниченных физических действиях. Понимаете, человек учится тому, что и внешнюю, и внутреннюю реальность необходимо понимать и конструктивно использовать.

Естественно, проекции постоянно происходят в состоянии сна, независимо от того, запоминаете ли вы их. Их легко вспомнить, когда для этого есть причины, некая польза или очевидные достижения, как в тех обществах, где принято использовать сны и проекции.

Если сейчас, например, вы живете жизнь, в которой выбрали акценты на физическое перемещение, то смутные воспоминания о полетах во сне могут подталкивать вас к полетам на самолете или в ракете. Но если бы вы действительно осознавали, что ваше сознание может путешествовать вне тела, то стремление к развитию физических перемещений было бы не таким сильным.

Итак, какие еще вопросы?

(«Номер пятьдесят три. На сеансе № 429 от 14 августа 1968 года ты говорил, что некоторые личности могут быть частью более чем одной сущности».)

Я много раз об этом говорил. У «я» нет границ, его развитие безгранично. Личность может быть «первоначально» частью определенной сущности, а затем самостоятельно развить у себя другие интересы. Она может отправиться дальше сама по себе, а может вместо этого прикрепиться или притянуться к другим сущностям с подобными интересами. Первоначальная связь не порвется, но возникнут и сформируются новые.

(Пауза в 21:47. «Номер сорок шесть. В девятнадцатой главе „Материалов Сета“ ты перечислил внутренние чувства. Есть ли еще какие-то, о которых ты нам не сказал?»)

Да. Однако они связаны с ощущениями, которые вы обычно не встречаете в этой системе, поэтому они латентны. (Пауза.)

Почти каждая клетка может стать частью любого органа или сформировать любую часть тела. Она обладает способностью развить органы чувств, которые, с практической точки зрения, не возникнут, если клетка станет частью локтя или колена. Но способность у нее есть. Это относится не только к вашему виду, но справедливо и между видами. Во всей живой материи существуют базовые частицы, способные формировать животную или растительную жизнь и развивать естественные для нее механизмы восприятия.

Следовательно, теоретически вы можете увидеть мир глазами лягушки, птицы или муравья. Мы говорим пока о физических чувствах. Внутреннее «я» также обладает латентными внутренними чувствами, помимо тех, которые обычно использует, когда сознание настроено на конкретную систему камуфляжа.

Некоторые из них, однако, нельзя передать физическими понятиями. Их природу можно показать только с помощью аналогий. В этой книге их незачем обсуждать. Они принадлежат книге, посвященной конкретно внутренним способам восприятия.

(«Номер пятьдесят пять. Этот вопрос вытекает из твоего ответа на вопрос номер одиннадцать, который касался обучения, необходимого Джейн для передачи одной из древних рукописей Говорящих. Ты сказал, что некоторые из древних языков включали картинки и символы. Может ли Джейн, с твоей помощью, в состоянии транса воспроизвести некоторые слова-картинки или символы? Мне просто интересно, может ли она приблизиться к одному из языков Говорящих».)

Это возможно.

(«Это было бы очень интересно». Сет молчал, поэтому я спросил: «А сейчас можно попробовать?»)

Сейчас не время. (Пауза.) Между ними много искаженных внутренних связей. Некоторые иероглифы и символы использовались цивилизацией Му.

Я предлагаю сделать перерыв, пока ты просматриваешь вопросы.

(«Хорошо».

22:00. Мы с Джейн просмотрели оставшиеся вопросы, но, поскольку она начала уставать, я предложил закончить с этой частью сеанса. Его остаток посвящен личным вопросам. Сеанс завершен в 22:58.)

Сеанс № 584

3 мая 1971 года, понедельник, 21:35

(На прошлой неделе, за исключением своего класса, Джейн отдыхала от паранормальной деятельности.)

Итак, добрый вечер.

(«Добрый вечер, Сет».)

Я буду отвечать на вопросы, которые не касаются реинкарнаций или религии.

(Мы говорили на эти темы перед сеансом, хотя я не собирался затрагивать их сегодня. «Номер пятьдесят восемь. Есть ли другие законы внутренней вселенной, кроме тех, которые ты перечислил на сеансе № 50 от 4 мая 1964 года?»)

Да, но поскольку в этой книге я не рассматриваю эту тему, то расскажу вам о них в другой раз.

(Я задал этот вопрос, потому что мне казалось, что ответ Сета на сорок шестой вопрос, на прошлом сеансе, касался одного из этих законов – «Закона бесконечной изменчивости и трансмутации». Однако после его ответа я не стал развивать эту тему.

«Номер сорок четыре. Если бы ты не мог говорить через Джейн, попробовал бы ты через кого-то еще – или ты в любом случае это делаешь?»)

Я говорил через других. Планы на «этот раз» были составлены заранее, понимаете? Конечно, Рубурт не был обязан соглашаться с ними. В этом случае информация была бы передана другим образом.

Я не мог бы говорить так, как сейчас, потому что для этой работы требуются особая, специфическая связь и определенные качества участвующей личности. Через кого-то другого информация могла бы передаваться намного проще, но я хотел давать ее максимально неискаженной и полной. Если бы Рубурт был недоступен, информация была бы передана Говорящему, живому в вашем понимании, который тоже вовлечен в творческую деятельность.

На данный момент в вашей системе не живет никто, с кем у меня была бы сильная связь в прошлом, – кроме вас. Говорящий получал бы информацию по большей части в состоянии сна и записывал бы ее в научных и художественных произведениях.

Однако если бы Рубурт не согласился, скорее всего, он выбрал бы другую жизнь для выполнения этой задачи. В этом случае я бы подождал. Решение полностью принадлежит ему, и если бы он совсем не согласился, я устроил бы все иначе.

(Мне.) Ты заранее предвидел свою роль в этих сеансах и в нашей работе. Одна из картин, написанных много лет назад, ясно предсказывала развитие твоих экстрасенсорных способностей. Это та, которую ты продал, – изображение мужчины, которое какое-то время висело там, где сейчас висит мой портрет. Это был портрет Джозефа – то есть твоей внутренней сущности, как ты ее тогда интуитивно представлял. Сознательно ты не знал об этой связи, но значение картины осознавал и тогда.

(Я, естественно, помнил эту картину. Я написал ее во Флориде, в 1954 году, когда мы с Джейн еще не были женаты. У меня сохранились ее фотографии – я планирую как-нибудь переписать ее. Конечно, я просто буду рисовать новую версию старого, полный дубликат невозможен. Однако я не жалею, что продал картину.)

Она также выражала искания, творчески неудовлетворенную часть себя, которая искала понимания и знаний. Странные отношения, которые существовали между тобой и Рубуртом, тоже были необходимым условием, поэтому требовалось и твое разрешение и согласие.

Если бы вы не сошлись, сеансов бы не было. Вы были связаны одной сущностью, хотя и разошлись в стороны, но внутренние отношения увеличивают доступную энергию. Ты, так сказать, стабилизируешь контур. Ты также произвел первоначальную энергию и стимул, который помог Рубурту.

Такая работа не только требует выбора одного индивида, в нее вовлечено множество разных элементов. Например, было известно, что Рубурту потребуется твоя поддержка, а также было известно, что эта работа поможет твоим собственным творческим способностям.

Все это решали вы оба и я, еще до начала этой вашей жизни. Даже интеллектуальные сомнения Рубурта и часто возникающее сопротивление были известны заранее и приспособлены так, чтобы помогать в работе.

Информация должна была даваться не «прирожденным верующим», а разумным людям, «медиуму», который будет сомневаться в ней, – не только для себя, но и для всех, склонных к подобным сомнениям. Как начинает понимать Рубурт, по мере собственного развития он побеждает не только для себя, но и для всех, кто следует его путем. Но нам нужно было равновесие, и ты – тот человек, который интуитивно понимает важность внутренней информации, значение материалов, даже хотя раньше был не знаком с подобными идеями.

(22:00.) Очевидно, что на более глубоком уровне Рубурт не испытывает отвращения к происходящему, иначе его способности не могли бы развиваться таким путем. Его первоначальный скептицизм заверял эго при первых опытах в том, что оно не пострадает и не окажется отодвинутым в сторону.

Качества, необходимые для «работы медиума», похожи на те, которые требуются любой сильной и творческой личности. Необходимо сильное поддерживающее эго, особенно на ранних стадиях. В периоды сильных нарушений личности, которые могут совпадать с творчеством, эго начинает бояться силы творческих способностей, бояться оказаться погребенным под ними.

В таких случаях эго слишком жесткое, оно не развивается вместе с общим творческим опытом личности. Конечно, это может случиться и с медиумом, как и при любых подобных занятиях. Однако в нашем случае эго Рубурта постепенно начало отказываться от жесткости, и этот процесс позволил развиваться личности в целом, включая само эго.

Пока это все. Личный комментарий. Ты сам понимаешь, как вышесказанное соотносится с Рубуртом. Как говорится в твоей нынешней книжке, полезно снимать доспехи.

Можете сделать перерыв, а потом мы продолжим сеанс.

(22:09. Транс Джейн был глубоким, темп речи быстрый. Она сказала, что отчетливо видела картину 1954 года, когда Сет о ней говорил, включая ее широкую старомодную позолоченную раму. По ее словам, сначала она не помнила, какая там была рама, но теперь подробно мне ее описала. Конечно, мы продали картину до того, как сознательно поняли ее значение. Это было не только до начала сеансов, но еще и до возникновения подобной возможности. Остаток сеанса изъят из записей. Сеанс завершен в 22:28.)

Глава 21

Значение религии

Сеанс № 585

12 мая 1971 года, среда, 21:35

(Перед началом сеанса мы с Джейн просматривали вопросы, оставшиеся в списке, подготовленном для двадцатой главы. «Хорошо бы Сет просто разобрался с главами о религии и реинкарнации, чтобы закончить с этим», – сказала она. Мы уже знали, что Джейн очень чувствительна к этим темам, особенно к религии; в детстве она получила жесткое воспитание в этой области. К тому же, в сочетании с этим у нее возникло собственное сильное религиозное чувство. Она хорошо понимает, что раннее воспитание оставляет свои следы, хотя и оставила церковь, когда ей было девятнадцать…

К моему некоторому удивлению, сегодня Сет начал двадцать первую главу. Но вскоре я понял, что он не бросил наши вопросы. Сеанс снова проводился в моей студии, и Джейн решила не курить из-за маленького размера помещения. Весь день шел дождь – и сейчас тоже идет.)

Добрый вечер.

(«Добрый вечер, Сет».)

Итак, на вопросы о религии и реинкарнации я отвечу в свое время, как и обещал. В тексте я затрону и другие ваши вопросы. Поэтому мы начинаем следующую главу под названием «Значение религии».

В цельном «я» всегда наличествует внутреннее понимание. В каждой личности существует понимание смысла бытия вообще. Знания о многомерном существовании не только служат фоном вашей текущей сознательной деятельности, каждый человек внутри себя знает, что его сознательная жизнь опирается на большее измерение действительности. Это большее измерение не может быть материализовано в трехмерной системе, но знание о нем изливается вовне из срединного сердца бытия и проецируется вовне, изменяя все, чего коснется.

Этот поток насыщает определенные элементы физического мира яркостью и интенсивностью, намного превосходящими обычные. Те, кого он касается, преобразуются, вашими словами, в нечто большее, чем они есть. Это внутреннее знание пытается найти себе место в физическом окружении, перевести себя в физические понятия. Следовательно, каждый человек обладает этим внутренним знанием и в той или иной степени ищет в мире его подтверждения.

(Пауза в 21:45. Последний абзац, кстати, является замечательным описанием последствий собственной экстрасенсорной инициации Джейн в сентябре 1963 года. Ее трансцендентальный опыт привел к появлению рукописи «Физическая вселенная как конструкция идей», которая, в свою очередь, обусловила начало сеансов. См. введение к этой книге.

Примечание: забавно, что в трансе Джейн закурила.)

Внешний мир – это отражение внутреннего. Внутреннее знание можно сравнить с книгой о родине, которую путешественник берет с собой в чужую страну. Каждый человек рождается с желанием сделать для себя эти истины реальными, хотя и видит огромную разницу между ними и средой, в которой живет.

Каждый человек разыгрывает внутреннюю душевную драму, которая в конце концов с огромной силой проецируется вовне в его историческое поле. Рождение великих религий проистекает из внутренней религиозной драмы. Сама по себе драма – своего рода психологическое явление, поскольку каждое физически ориентированное «я» ощущает себя заброшенным в одиночестве в странные условия, не зная своего происхождения и цели или хотя бы причин своего существования.

Это – дилемма эго, особенно на ранних стадиях. Оно ищет ответы вовне, потому что такова его природа: действовать в физической реальности. Однако оно при этом чувствует глубокую постоянную связь с другими частями «я», не находящимися в его сфере, и не понимает эту связь. Также оно осознает, что его внутреннее «я» обладает знаниями, на которых основано существование эго.

Когда оно, в вашем понимании, растет, то ищет вовне подтверждение этих внутренних знаний. Внутреннее «я» поддерживает эго, формирует свои истины в физически ориентированную информацию, которая доступна эго. Затем оно проецирует эту информацию вовне, в зону физической реальности. Увидев воплощение этих истин, эго проще принимает их.

Таким образом, вы часто имеете дело с событиями, когда на людей снисходят великие откровения, они отделяются от массы человечества и наделяются огромной силой; с периодами истории, более яркими, чем все остальные; с пророками, гениями и королями, которые предстают более великими, чем все люди.

(22:00.) Эти люди избираются остальными, чтобы проявить вовне внутренние истины, инстинктивно известные всем. Здесь существует много уровней значения. С одной стороны, такие люди получают свои неземные способности и силу от своих собратьев, удерживают ее, выставляют в физическом мире на всеобщее обозрение. Они играют роль благословенного внутреннего «я», которое не может действовать в физической реальности, не облеченное в плоть. Однако эта энергия – реально существующая проекция внутреннего «я». (Длинная пауза.)

Затронутая этим личность действительно становится , в определенном смысле, тем, чем кажется. Она появляется в роли вечного героя во внешней религиозной драме, как внутреннее «я» является вечным героем внутренней религиозной драмы.


0392132095515761.html
0392214311464981.html
    PR.RU™